679 0

НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС: ИЗУЧАЕМ ЗАНОВО (комментарий к изменениям, внесенным Законом № 3609) (Администрирование налогов и сборов)

22.08.11
Практически весь предыдущий номер занял текст Закона Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые другие законодательные акты Украины по совершенствованию отдельных норм Налогового кодекса Украины» от 07.07.2011 г. № 3609-VI. Масштаб произошедших изменений в налоговом законодательстве требует не менее масштабных комментариев. Как мы и обещали, уже сегодня готовы поделиться нашим мнением по поводу всех ключевых «усовершенствований».

Елена Уварова, юрист Издательского дома «Фактор»,
Людмила Солошенко, Екатерина Скрипкина, 
Игорь Хмелевский, экономисты-аналитики Издательского дома «Фактор»

 

 

Перечень основных документов, используемых в номере

 

КоАП — Кодекс об административных правонарушениях от 07.12.84 г. № 8073-X.

КАСУ — Кодекс административного судопроизводства Украины от 06.07.2005 г. № 2747-IV.

НКУ — Налоговый кодекс Украины от 02.12.2010 г. № 2755-VI.

Закон № 3609 — Закон Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и некоторые другие законодательные акты Украины по совершенствованию отдельных норм Налогового кодекса Украины» от 07.07.2011 г. № 3609-VI.

Закон № 2756 — Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины в связи с принятием Налогового кодекса Украины» от 02.12.2010 г. № 2756-VI.

Закон о налоге на прибыль — Закон Украины «О налогообложении прибыли предприятий» в редакции от 22.05.97 г. № 283/97-ВР.

Закон об НДС — Закон Украины «О налоге на добавленную стоимость» от 03.04.97 г. № 168/97-ВР.

Закон об РРО — Закон Украины «О применении регистраторов расчетных операций в сфере торговли, общественного питания и услуг» от 06.07.95 г. № 265/95-ВР.

Закон № 889 — Закон Украины «О налоге с доходов физических лиц» от 22.05.2003 г. № 889-IV.

Закон № 1058 — Закон Украины «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» от 09.07.2003 г. № 1058-IV.

Закон № 2464 — Закон Украины «О сборе и учете единого взноса на общеобязательное государственное социальное страхование» от 08.07.2010 г. № 2464-VI.

Закон № 2181 — Закон Украины «О порядке погашения обязательств перед бюджетами и государственными целевыми фондами» от 21.12.2000 г. № 2181-III.

Закон № 509 — Закон Украины «О государственной налоговой службе в Украине» от 04.12.90 г. № 509-XII.

Закон № 877 — Закон Украины «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности» от 05.04.2007 г. № 877.

Закон об обращениях граждан — Закон Украины «Об обращениях граждан» от 02.10.96 г. № 393/96-ВР.

Инструкция № 59 — Инструкция о служебных командировках в пределах Украины и за границу, утвержденная приказом Минфина Украины от 13.03.98 г. № 59.

Положение № 978 — Положение о регистрации плательщиков налога на добавленную стоимость, утвержденное приказом ГНАУ от 22.12.2010 г. № 978.

П(С)БУ 16 — Положение (стандарт) бухгалтерского учета 16 «Расходы», утвержденное приказом Минфина Украины от 31.12.99 г. № 318.

Указ № 727 — Указ Президента Украины «Об упрощенной системе налогообложения, учета и отчетности субъектов малого предпринимательства» от 03.07.98 г. № 727/98.

Администрирование налогов и сборов

 

Налоговые консультации

Со вступлением в силу Закона № 3609 вернули себе легальный статус обобщающие письменные налоговые консультации. Напомним, что до 01.01.2011 г. действовала норма, согласно которой разъяснение норм налогового законодательства осуществлялось путем предоставления обобщающих налоговых разъяснений и налоговых разъяснений. Обобщающие налоговые разъяснения предоставлялись ГНАУ и использовались налоговыми органами всех уровней, имея при этом приоритет перед любым другим разъяснением.

НКУ же, в отличие от ранее действовавшего законодательства, изначально прямо не пре­дусматривал право налоговых органов издавать обобщающие налоговые консультации (о налоговых консультациях по НКУ см. статью «Вам письмо, или Каков статус налоговых консультаций?» // «Налоги и бухгалтерский учет», 2011, № 45). Однако на ГНАУ, как и до 01.01.2011 г., была возложена функция организации предоставления консультаций нижестоящими налоговыми органами и оказания им методической помощи (п. 4, п. 6 ч. 1 ст. 8 Закона № 509), в рамках которой ГНАУ уже в условиях действия НКУ продолжала издавать письма, не имеющие какой-либо юридической силы, но являющиеся фактическим руководством к действию для налоговых органов.

Статус таких разъяснений ГНАУ оказался достаточно спорным. Так, Минюст в своих письмах от 01.04.2011 г. № 3915-0-4-11/24, от 28.04.2011 г. № 3915-0-4-11/101 поднимал вопрос о законности ряда разъяснений ГНАУ, в которых, по мнению Минюста, содержится не только толкование положений НКУ, но и новые нормы права, не предусмотренные налоговым законодательством, но вводимые главным налоговым ведомством путем издания писем.

Теперь благодаря Закону № 3609 в НКУ появилась норма (п. 52.6), согласно которой «центральный орган контролирующего органа проводит периодическое обобщение налоговых консультаций, касающихся значительного количества налогоплательщиков либо значительной суммы налоговых обязательств, и утверждает приказом обобщающие налоговые консультации, подлежащие обнародованию». Правда, как видим, использован весьма оценочный критерий значительности, степень которой, судя по всему, ГНАУ будет определять на свое усмотрение. Появилось и определение обобщающей письменной налоговой консультации как обнародование позиции контролирующего органа, сложившейся по результатам обобщения налоговых консультаций, предоставленных налогоплательщикам (п.п. 14.1.173 НКУ в его обновленной редакции).

При этом непонятно, согласятся ли суды с возможностью обжалования обобщающих налоговых консультаций. Дело в том, что ранее они указывали на то, что предметом обжалования могут быть только решения, действия либо бездействие, порождающие права и обязанности и тем самым нарушающие законные интересы налогоплательщиков. Разъяснение налогового законодательства само по себе никаких обязательных юридических последствий не влечет, а потому и становится предметом обжалования не может (см. письмо ВАСУ от 20.07.2010 г. № 1112/11/13-10). Ситуация изменилась только со вступлением в силу НКУ, который гарантировал возможность судебного обжалования налоговой консультации как правового акта индивидуального действия (п. 53.3 НКУ). Однако Закон № 3609, вернув обобщающие налоговые консультации, прямого указания на возможность их судебного обжалования не сделал. Впрочем, налогоплательщики уже привыкли к тому, что после ознакомления с очередным обобщающим разъяснением, изданным налоговым органом, остается лишь принять его во внимание и быть готовыми услышать аналогичную высказанной ГНАУ позицию уже со стороны проверяющих во время налоговой проверки либо увидеть ее в ответе на индивидуальный запрос и уже его обжаловать.

И тем не менее, нельзя не признать, комментируемые изменения на руку налогоплательщикам: если раньше обобщающие разъяснения все равно издавались и их в любом случае приходилось принимать во внимание, но при этом они не имели какого-либо определенного статуса, то теперь субъект хозяйствования сможет сослаться на п. 53.1 НКУ, согласно которому не может быть привлечен к ответственности налогоплательщик, действовавший не только в соответствии с предоставленным лично ему ответом, но и в соответствии с обобщающей налоговой консультацией.

Обратим также внимание, что НКУ, в отличие от действовавших до 01.01.2011 г. законодательных актов, не предусматривает и теперь, после внесения в него изменений, приоритетности обобщающих налоговых консультаций над индивидуальными. Не является издание обобщающей консультации и основанием для отзыва ранее предоставленных индивидуальных консультаций. Поэтому, какую бы позицию не высказывала ГНАУ в своих обобщающих письмах, налогоплательщик для освобождения его от ответственности может смело ссылаться на письмо, адресованное ему индивидуально (то ли его налоговой инспекцией, то ли вышестоящей, то ли самой ГНАУ), даже если в нем высказана иная позиция, чем в обобщающем письме, утвержденном приказом главного налогового ведомства.

Среди других изменений как о безусловно позитивных шагах законодателя следует сказать:

— об установлении 30-дневного срока, в течение которого должен быть предоставлен ответ на запрос налогоплательщика (раньше для его определения приходилось обращаться по аналогии к Закону об обращениях граждан; причем, считаем, что срок, предусмотренный НКУ, является более специальным независимо от того, кто обращается за налоговой консультацией — простое физлицо или субъект хозяйствования);

— о введении возможности предоставления запросов и соответственно ответов на них в электронной форме (эта норма начнет действовать с 01.01.2012 г.).

 

Предоставление налоговых деклараций

Подпункт 48.5.1 НКУ дополнен нормой, согласно которой достаточным подтверждением достоверности документа налоговой отчетности является наличие оригинала подписи уполномоченного лица на документе в бумажной форме либо наличие электронной цифровой подписи налогоплательщика. Как видим, такая формулировка окончательно снимает вопрос о том, может ли налоговая отчетность подписываться путем проставления факсимиле. Следует отметить, что приведенная норма распространяется только на случаи подписания налоговой отчетности руководителем предприятия либо уполномоченным лицом, а также лицом, отвечающим за ведение бухгалтерского учета, в связи с чем возникает вопрос, почему законодатель аналогичное правило не закрепил в отношении физлиц-предпринимателей (п.п. 48.5.2 НКУ) и лиц, ответственных за ведение бух­учета и предоставление налоговых деклараций согласно договору о совместной деятельности либо соглашению о распределении продукции (п.п. 48.5.3 НКУ). Однако воспринимать это как разрешение использовать факсимиле вместо оригинала собственноручной подписи, на наш взгляд, все же не стоит.

Сложившаяся практика предоставления налоговой отчетности в электронной форме давно дала понять, что нормы налогового законодательства, указывающие на предельные сроки ее подачи, несколько устарели. Так, в Единой базе налоговых знаний была размещена консультация со ссылкой на Инструкцию по подготовке и предоставлению налоговых документов в электронном виде средствами телекоммуникационной связи, утвержденную приказом ГНАУ от 10.04.2008 г. № 233, согласно которой органы ГНС принимают электронную отчетность строго с 9.00 до 18.00. Соответственно направление электронного отчета в последний день срока подачи после 18.00 расценивалось как несвоевременное предоставление отчетности. Законодатель, надо отдать ему должное, отреагировал на существующую проблему и включил в НКУ правило, согласно которому при подаче налоговой отчетности в электронной форме налогоплательщик обязан отправить декларацию не позднее окончания последнего часа дня, в который истекает предельный срок ее предоставления (п. 49.5 НКУ).

Более корректно теперь сформулированы и условия, при которых отчетность не считается принятой: одновременно должно быть установлено два обстоятельства — отчетность заполнена с нарушением указанных в НКУ требований и налоговым органом в установленном НКУ порядке (в частности, без нарушения соответствующих сроков) направлено уведомление об отказе в принятии отчетности налогоплательщику. Указанные правила, следует сказать, были предусмотрены и до внесения изменений в НКУ, однако гораздо менее четко, что позволяло налоговым органам отклоняться от их выполнения.

В то же время, к сожалению, законодатель не внес в НКУ норму, действовавшую до 01.01.2011 г. и позволявшую налогоплательщикам в случае неправомерного отказа в принятии налоговой отчетности направить ее почтой без соблюдения срока в 10 календарных дней до истечения предельных сроков подачи декларации.

 

Предоставление уточняющих расчетов

Из общего запрета на предоставление уточняющих расчетов тех налоговых периодов, которые проверяются, сделано исключение: допускается их подача в случаях, предусмотренных ст. 177 НКУ. Проблема в том, что сама ст. 177 НКУ конкретного перечня таких случаев не приводит, в связи с чем остается открытым вопрос о том, для кого и при каких условиях является допустимым предоставление уточняющего расчета в отношении проверяемого периода. По нашему мнению, из общего содержания ст. 177 НКУ следует, что исключение сделано только для случаев самоисправления физлицами-предпринимателями, находящимися на общей системе налогообложения, деклараций по НДФЛ.

В отношении уточняющих расчетов законодателем сделана еще одна важная оговорка: теперь норма, устанавливающая запрет на их подачу во время проведения проверок, ограничивает его действие только соответствующими налогами и сборами, в отношении которых проводится проверка (п. 50.2 НКУ). Из этого можно сделать вывод, что, если, к примеру, проверка ограничена только налоговыми обязательствами по НДС, налогоплательщик вполне может подать уточняющий расчет по любому другому налогу.

 

Проверки налоговых органов

На контролирующие органы в определенных НКУ случаях теперь возложена обязанность определять не только суммы денежных обязательств, уменьшения (увеличения) суммы бюджетного возмещения, уменьшения отрицательного значения суммы НДС либо отрицательного значения объекта обложения налогом на прибыль, но и увеличения суммы такого отрицательного значения (п. 54.3 НКУ). Кроме того, основанием для того, чтобы контролирующий орган выполнил указанное полномочие, теперь может стать выявление в результате проверки фактов, свидетельствующих о занижении либо о завышении не только сумм налоговых обязательств, но и сумм бюджетного возмещения и / или отрицательного значения объекта обложения налогом на прибыль либо отрицательного значения суммы НДС (п.п. 54.3.2 НКУ).

Закон № 3609 снял еще один вопрос, возникший на практике, предусмотрев, что, кроме направления на проверку и копии приказа о ее проведении, каждый из проверяющих должен также предъявить свое служебное удостоверение. Дело в том, что ранее действовавшее законодательство прямо указывало на необходимость предъявления служебных удостоверений проверяющими из налоговой. НКУ этот момент упустил, в результате чего многие специалисты путем толкования пытались найти в Кодексе указание на то, что направление на проверку должно быть выписано на каждого проверяющего отдельно, тем самым подтвердив его полномочия на проведение проверки. Однако на практике все решилось гораздо проще: сама форма направления на проверку предполагала, что каждый из проверяющих предъявляет свое служебное удостоверение. НКУ окончательно разрешил проблему.

До внесения изменений НКУ в качестве безусловной обязанности крупных налогоплательщиков называл предоставление в электронной форме заверенных электронной подписью электронных копий электронных документов по учету доходов, расходов, других показателей, связанных с исчислением налоговых обязательств, первичных документов, регистров бухучета, финотчетности и т. д. При этом было предусмотрено, что формат и порядок предоставления таких копий должны быть определены ГНАУ. На данный момент такой порядок до сих пор не утвержден, и поэтому возникал вопрос, должны ли крупные налогоплательщики выполнять указанную обязанность и по какой процедуре им в этом случае действовать? Закон № 3609 ответил на него: в случае неустановления формата и порядка предоставления информации в электронном виде налогоплательщики освобождаются от выполнения предусмотренной обязанности. Кроме того, появилась оговорка, что в целом действие данной нормы распространяется только на тех из налогоплательщиков, которые создают документы в электронной форме (норма вступит в силу с 01.01.2012 г.).

При проведении проверок проверяющие снова могут требовать предоставить им не только документы, но и пояснения (п.п. 20.1.2 НКУ). Правда, такое их полномочие совсем не в новинку субъектам хозяйствования. Оно было предусмотрено налоговым законодательством и до 01.01.2011 г. Когда же принимался НКУ, то по требованию Президента его исключили из окончательного текста Кодекса. Впрочем, все понимают, что отсутствие данного полномочия в предписаниях НКУ — лишь формальный момент, совсем не упрощающий жизнь субъектов хозяйствования.

Законом вводится мораторий на проверки субъектов упрощенной системы налогообложения. Так, ст. 22 Закона № 877 дополнена предписанием, согласно которому до введения в действие положений НКУ, касающихся упрощенной системы налогообложения, устанавливается мораторий на проверки, причем не только налоговые, но и со стороны других органов государственной власти и местного самоуправления. Среди субъектов, в отношении которых в указанный период не должны проводиться проверки, названы только две категории:

1) физические лица — предприниматели, которые не зарегистрированы плательщиками НДС и деятельность которых не отнесена к высокой степени риска. Напомним: с целью выполнения требований Закона № 877 по различным контролируемым госорганми направлениям были утверждены критерии риска. Соответственно для каждого контролирующего органа они свои. Поэтому теоретически вполне возможна ситуация, когда один и тот же субъект хозяйствования будет иметь незначительную степенью риска для одного контролирующего органа и среднюю либо высокую — для другого;

2) юридические лица, применяющие упрощенную систему налогообложения и деятельность которых не отнесена к высокой степени риска.

Мораторий на проверки в отношении указанных субъектов не распространяется только на внеплановые проверки санитарного законодательства и проверки управлений по защите прав потребителей, проводимые по жалобам потребителей.

В отношении лиц со средней степенью риска проверки также разрешено проводить органам Пенсионного фонда — как плановые, так и внеплановые. Напомним: к плательщикам со средней степенью риска для проверок органами ПФУ согласно постановлению Кабмина от 09.03.2011 г. № 233 относятся субъекты:

— осуществляющие начисление ЕСВ в размере, меньшем минимального страхового взноса в расчете на одного работника;

— нарушают установленные сроки предоставления органам ПФУ предусмотренных законодательством отчетов и сведений;

— нарушают установленные сроки уплаты ЕСВ;

— допускают ошибки, несогласованность в отчетах и сведениях, которые подаются органам ПФУ.

Устранено два явных ляпа, допущенных при принятии НКУ:

полномочие на составление административных протоколов изначально было предоставлено исключительно председателям ГНС и начальникам ГНИ, а также их заместителям (п.п. 20.1.21 НКУ). Получалось так, что рядовые инспекторы, непосредственно выявляющие админправонарушения, составить протокол не могли;

в ст. 1633 КоАП, предусматривающей ответственность за невыполнение законных требований налоговых органов, оставались ссылки на полномочия налоговиков из Закона № 509. Комментируемым Законом указанные ссылки заменены на соответствующие им пункты НКУ.

 

Другие вопросы администрирования налоговых платежей

В результате внесения изменений расширен перечень оснований для направления налоговым органом письменного запроса о предоставлении ему информации (п. 73.3 НКУ). Он, в частности, дополнен такими основаниями, как:

выявление недостоверности данных, содержащихся в налоговых декларациях, поданных налогоплательщиком;

в отношении налогоплательщика подана жалоба о непредоставлении им налоговой накладной покупателю либо о нарушении правил заполнения налоговой накладной;

проведение встречной сверки.

После внесения изменений НКУ предусматривает, что удостоверение печатью налогового уведомления-решения либо иного документа, который налоговый орган направляет налогоплательщику, необходимо только в случаях, предусмотренных законодательством. Раньше требование об удостоверении печатью всей корреспонденции подобных оговорок не содержало. Но в данном случае это послабление обусловлено согласованием нормативных предписаний с уже давно сложившейся практикой. Дело в том, что согласно Типовой инструкции по делопроизводству в органах государственной налоговой службы Украины, утвержденной приказом ГНАУ от 01.07.98 г. № 315, документ, направляемый налоговым органом налогоплательщику, не обязательно должен содержать оттиск печати такого органа: к заверенному печатью документу приравнивается его изложение на бланке налогового органа. Собственно, так всегда налоговые органы на практике и поступали.

Теперь Кодекс придает официальный статус электронной переписке между налогоплательщиком и налоговым органом при условии соблюдения требований законодательства об электронном документообороте (с 01.01.2012 г.).

В части администрирования налоговых платежей следует также сказать об исключении из НКУ такого способа обеспечения погашения налогового долга, как налоговое поручительство. Напомним: НКУ определял налоговое поручительство как выданную банком гарантию погашения налогового долга налогоплательщика (п.п. 14.1.174 НКУ) и предусматривал, что в случае непогашения налогового долга, обеспеченного налоговым поручительством, налогоплательщиком в течение 10 календарных дней после окончания процедуры обжалования, такой долг становится долгом банка, выдавшего поручительство, и именно к банку применяются все предусмотренные налоговым законодательством для погашения налогового долга процедуры.

Кроме того, ряд изменений обусловлен исключительно необходимостью сделать формулировки НКУ более корректными. Это, в частности, касается:

— понятий безнадежной задолженности (п.п. 14.1.11) и налогового долга (п.п. 14.1.175);

— включения в перечень возможных налоговых периодов такого периода, как календарное полугодие (он и так присутствовал в тексте НКУ, однако в самом перечне налоговых периодов, приведенном в ст. 34 НКУ, назван не был);

— формулировок условий, при которых не может быть подан уточняющий расчет (во время проведения проверки за те отчетные периоды, которые проверяются). Обратим внимание, что, как и до внесения изменений, запрет на самоисправления во время проведения проверки распространяется только на исправление ошибок через уточняющий расчет и не охватывает собой самоисправление через текущую декларацию;

— замены в некоторых случаях понятия налогового обязательства на более широкое понятие денежного обязательства.

Ряд изменений был обусловлен необходимостью устранения дублирования норм НКУ (например, путем исключения п.п. 20.1.7 НКУ, который фактически повторял полномочие налогового органа, предусмотренное п.п. 20.1.2). Также подкорректировано правило о том, что при наличии противоречий в законодательстве, допускающих неоднозначную (множественную) трактовку прав и обязанностей налогоплательщиков либо контролирующих органов, в результате чего есть возможность принять решение в пользу как налогоплательщика, так и контролирующего органа, решение должно приниматься в пользу налогоплательщика. Раньше формально НКУ говорил только о противоречиях между предписаниями разных нормативно-правовых актов. Теперь в том числе и о коллизиях между нормами одного и того же акта.

Отсутствие документов, подтверждающих госрегистрацию, может стать основанием для ареста имущества (п.п. 94.2.4 НКУ), снять который можно только путем предъявления соответствующего документа (п.п. 94.19.8 НКУ).

Общества совладельцев жилья исключены из перечня лиц, ответственных за погашение налоговых обязательств своих членов (п.п. 97.4.5 НКУ). В ряду субъектов, на которых возложена такая обязанность, остались кооперативы, кредитные союзы и коллективные хозяйства.

Законом № 3609 налоговое понятие реорганизации значительно приближено к его гражданско-правовому пониманию. До внесения изменений НКУ, как прежде п.п. 13.1.1 Закона № 2181, под реорганизацией, кроме традиционных слияния, присоединения, деления, преобразования и выделения, подразумевал также изменение названия налогоплательщика.

 

Штрафные санкции

Исключен п. 117.2 НКУ, которым был пре­дусмотрен штраф в размере 1700 грн. за нарушение налогоплательщиком, занимающимся производством спирта этилового (коньячного, плодового), алкогольных напитков и табачных изделий, требований в отношении обязательной регистрации как плательщика акцизного налога органами государственной налоговой службы по месту своей госрегистрации в пятидневный срок со дня получения лицензии на производство. Однако это не означает, что теперь ответственности за указанное нарушение нет: она будет наступать на основании более общего п. 117.1 НКУ, устанавливающего штраф в размере 170 грн. для самозанятых лиц и 510 грн. для юрлиц в случае непредоставления ими заявлений либо документов для взятия на учет в соответствующем органе государственной налоговой службы.

Законом № 3609 также исключен п.п. 120.1.1 НКУ, в соответствии с которым непредоставление налогоплательщиком — физическим лицом декларации либо включение в нее искаженных (недостоверных) данных о суммах полученных доходов, понесенных затрат, если такие действия повлекли за собой занижение суммы налогооблагаемого дохода, влекло за собой наложение штрафа в размере 25 процентов от разницы между заниженной суммой налогового обязательства и суммой, определенной налоговым органом.

Применение указанной нормы на практике вызывало большое количество вопросов. Во-первых, возникали проблемы с определением круга субъектов, на которых должен распространяться п.п. 120.1.1 НКУ. Формулировки ст. 120 НКУ в целом и установление п. 120.1 НКУ ответственности за непредоставление налоговых деклараций приводили к выводу, что п.п. 120.1.1 НКУ как более специальный должен применяться исключительно к простым физическим лицам за неподачу ими «общегражданских» деклараций о доходах. Во-вторых, на момент вступления НКУ в силу ответственность за данное нарушение уже давно была установлена ст. 1641 КоАП, которая не была отменена, и возникал вопрос, по какому из актов штрафовать граждан за непредоставление декларации: по НКУ или по КоАП. В-третьих, размер штрафа по п.п. 120.1.1 НКУ привязан к сумме занижения налогового обязательства, в связи с чем возникал вопрос о том, как рассчитывать размер штрафа в случае неподачи декларации. Можно было предположить: исходя из того, что налоговое обязательство занижено, — до нуля. С отменой п.п. 120.1.1 НКУ перечисленные вопросы сами собой снялись.

Законодатель отменил штраф за завышение убытков. Кроме того, фактически теперь отсутствует штраф за завышение отрицательного значения суммы НДС (соответствующие коррективы внесены в п. 123.1 НКУ). Вступившее в силу решение суда, которым лицо признано виновным в уклонении от уплаты налогов (п.п. 54.3.4 НКУ), названо в качестве одного из оснований для составления налогового уведомления-решения.

Из п. 123.1 НКУ исключена санкция в размере 75 % от суммы недоимки за налоговое нарушение, выявленное у плательщика в третий раз на протяжении 1095 дней.

Изначально законодатель установил штраф за несвоевременную уплату только самостоятельно опеределенных налоговых обязательств (то есть указанных налогоплательщиком в налоговой отчетности). Соответственно, за неуплату в установленные сроки обязательства, указанного в налоговом уведомлении-решении, штраф пре­дусмотрен не был (ст. 126 НКУ). Теперь эта оплошность устранена: любая несвоевременная уплата согласованного налогового обязательства штрафуется.

Продлено на один квартал действие п. 6 подразд. 10 разд. ХХ НКУ: в соответствии с ним не применяются финансовые санкции к плательщикам налога на прибыль и налогоплательщикам, перешедшим на общую систему налогообложения, за нарушения налогового законодательства по результатам деятельности во втором — четвертом календарных кварталах 2011 года (раньше освобождение касалось только второго и третьего кварталов). Обращаем внимание: речь идет не о нарушениях, допущенных в период с 01.04.2011 г. по 31.12.2011 г., а о нарушениях по результатам указанных периодов. Кроме того, есть привязка к налогу на прибыль (и путем указания соответствующей группы налогоплательщиков, и в том аспекте, что раздел III НКУ «Налог на прибыль» вступил в силу именно со второго квартала). Не исключено, что налоговые органы будут говорить о том, что речь идет исключительно об освобождении от ответственности за ошибки, допущенные в декларациях по налогу на прибыль, а не об освобождении за любое налоговое нарушение.

Законом № 3609 в НКУ внесена норма, пре­дусматривающая, что штрафные (финансовые) санкции по результатам проверок применяются в размерах, предусмотренных законом, действующим на день принятия решения о применении такой штрафной санкции (аналогичная по своему содержанию норма раньше была записана в ч. 2 ст. 13 Закона Украины «О системе налогообложения» от 25.06.91 г. № 1251-XII) с учетом п. 7 подразд. 10 раздела ХХ НКУ. В связи с этим следует уточнить некоторые моменты:

— введение этой нормы, как прямо указал законодатель, не отменяет действия п. 7 подразд. 10 раздела ХХ НКУ, предусматривающего льготный одногривневый штраф за нарушения, допущенные в период с 1 января по 30 июня 2011 г. Это означает, что если нарушение было допущено в указанный период, то какие бы штрафы ни были предусмотрены на момент его выявления, применяется штраф в размере 1 грн. В то же время следует помнить, что сказанное справедливо только для тех нарушений, которые были окончены до 30.06.2011 г. Если нарушение было начато до этой даты и продолжилось после нее (например, неподача декларации либо неуплата налогового обязательства), то штраф применяется в полном размере;

— за нарушения, допущенные до 01.01.2011 г. и выявленные после этой даты, как и настаивала в своих письмах ГНАУ (см., например, письмо от 18.03.2011 г. № 5545/6/10-1015/1035), применяются штрафы, предусмотренные НКУ. Но хотим обратить внимание, что актуальной и после внесения изменений должна остаться позиция налогового ведомства, согласно которой если за определенные действия, совершенные до 01.01.2011 г., на момент их совершения не была предусмотрена ответственность, то и по НКУ налогоплательщик наказан быть не может.

За ошибки, допущенные в месячной декларации по НДФЛ (отменена Законом Украины «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины» от 07.04.2011 г. № 3221-VI), а также за ее несвоевременную подачу какие-либо санкции либо меры принудительного взыскания применяться не должны. Те санкции, которые на момент вступления в силу комментируемого Закона начислены, подлежат списанию.

 

Сроки на обжалование

Окончательно снят вопрос о том, о каких сроках давности для целей судебного обжалования говорит п. 56.18 НКУ (см. письмо ВАСУ от 10.02.2011 г. № 203/11/13-11 в газете «Налоги и бухгалтерский учет», 2011, № 44, письмо ВАСУ от 05.07.2011 г. № 945/11/13-11, письмо ГНАУ от 20.05.2011 г. № 6082/5/10-1016). Теперь в нем четко указано, что речь идет о сроках давности, предусмотренных ст. 102 НКУ, т. е. о 1095 днях (вместо, напомним, месячного срока на обжалование, установленного ст. 99 КАСУ). Хотим обратить внимание, что п. 56.18 НКУ предусматривает 1095-дневный срок на судебное обжалование только для тех решений налоговых органов, которыми определены денежные обязательства налогоплательщика. Если обжалуется какой-либо иной акт налогового органа (даже та же налоговая консультация), то для определения сроков обжалования следует обращаться к ст. 99 КАСУ, которая предусматривает срок в шесть месяцев для подачи в суд подобных исков.

Если же налогоплательщик перед обращением в суд использовал процедуру административного обжалования (обращался в вышестоящий налоговый орган с жалобой), то для подачи иска в суд у него есть месяц со дня получения окончательного решения по результатам рассмотрения его жалобы. 

 



Помітили помилку? Виділіть її та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити нас про це
загрузка...
Коментарі (0)