984 0

Язык заполнения налоговой накладной — только украинский?

09.05.11
Языковой вопрос — один из наиболее болезненных для нашего государства: он становится предметом споров и в кругу друзей, и на политических ток-шоу. Не могут с ним не сталкиваться и субъекты хозяйствования в своей повседневной деятельности (см. «Языковой вопрос в хозяйственной деятельности»// «Налоги и бухгалтерский учет», 2010, № 79). Очередной всплеск внимания вызвала позиция налоговых органов о языке заполнения налоговых накладных.

Поводом для этой статьи стала позиция ГНАУ, озвученная в п. 7 письма ГНАУ от 06.04.2011 г. № 9497/7/16-1517 (см. на с. 7). Она фактически сводится к тому, что налоговая накладная должна быть составлена на украинском языке.

Для обоснования такого вывода налоговое ведомство ссылается на то, что форма налоговой накладной утверждена на украинском языке, поскольку именно он (а не русский или какой-либо еще), как указано в ст. 11 Закона Украины «О языках в Украинской ССР» от 28.10.89 г. № 8312-XI (далее — Закон о языках), является языком работы, делопроизводства и документации, а также взаимоотношений государственных, партийных, общественных органов, предприятий, учреждений и организаций.

Аргумент, скажем, недостаточно убедительный.

Во-первых, в той же ст. 11 Закона о языках предусмотрено, что в населенных пунктах, где большинство проживающего населения является представителями определенной национальности либо нескольких национальностей, ни одна из которых не составляет большинства, допускается использование параллельно с украинским соответствующего национального языка, приемлемого для населения такой местности. Это такие языки, как русский, белорусский, болгарский, гагаузский, греческий, еврейский, крымско-татарский, молдавский, немецкий, польский, румынский, словацкий и венгерский, поскольку они признаны языками национальных меньшинств Украины (ст. 2 Закона Украины «О ратификации Европейской хартии региональных языков либо языков меньшинств» от 15.05.2003 г. № 802-IV). К сожалению, законодатель этим ограничился и не стал детализировать условия, при которых в определенной местности признается возможным использование параллельно с украинским других языков. Как свидетельствует судебная практика, суды готовы признавать правомерность такого использования, ориентируясь на общеизвестность того факта, что в определенной местности большинство населения составляют представители конкретной национальности (или нескольких национальностей), или же принимая во внимание данные статистических исследований (см., например, определение Одесского апелляционного административного суда от 30.03.2011 г. по делу № 2-а-6833/09/1416).

Кроме того, что касается русского языка, то законодательство Украины предоставляет ему, как бы там ни было, особый статус, и в первую очередь, гарантируя на конституционном уровне свободное развитие, использование и защиту русского языка, языков национальных меньшинств Украины. К этому также следует добавить, что русский язык в Законе о языках прямо назван языком межнационального общения в Украине (ст. 4).

Во-вторых, Украина в соответствии с Хартией взяла на себя обязательства предотвращать практику, направленную на отказ от использования региональных языков либо языков меньшинств в экономической и социальной деятельности (п.п. «c» п. 1 ст. 13 Хартии).

В-третьих, сами налоговики ранее высказывались за возможность заполнения налоговой накладной на русском языке (см. письмо от 15.08.2003 г. № 12846/7/15-2317-22 // «Налоги и бухгалтерский учет», 2006, № 68). Что же касается налоговой накладной, заполненной на любом другом языке национального меньшинства, то, на наш взгляд, снятие налогового кредита это также вызвать не может. В крайнем случае, речь может идти об обращении налогового органа к налогоплательщику с требованием предоставить перевод документа (см. определение Днепропетровского апелляционного административного суда от 01.04.2009 г. по делу № 18/72-24/221/07-АП).

Еще один момент, на который мы всегда обращали внимание: в качестве реквизита налоговой накладной выступает наименование предприятия, указанное в его учредительных документах. Поэтому, чтобы обезопасить себя, следует требовать от поставщика указывать наименование на украинском языке, если в уставных документах оно зафиксировано только на украинском языке (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2005, № 95, с. 55, 2009, № 67, с. 21).

Убедительность аргументов ГНАУ подрывает и тот факт, что, отвечая в Единой базе налоговых знаний на вопрос о том, на каком языке выписывается Свидетельство об уплате единого налога, Информационно-справочный департамент государственной налоговой службы, ссылаясь на ту же ст. 11 Закона о языках, отметил, что выдача Свидетельства на русском языке нарушением не считается.

Менее категоричен при ответе на вопрос о заполнении налоговой накладной на украинском языке в ходе Интернет-конференции (на портале Ліга.net) был и Юрий Лапшин, директор Департамента администрирования НДС ГНАУ. Он высказался достаточно осторожно, указав на то, что налоговую накладную лучше заполнить на украинском языке, то есть фактически расценивая такую позицию скорее как рекомендацию, чем как императивное требование.

Итак, какой все-таки вывод следует сделать для себя налогоплательщикам в вопросе о языке заполнения налоговой накладной? Безусловно, покупателям лучше иметь налоговые накладные, заполненные на украинском языке. Это все понимают. Но что делать, если поставщик, к примеру, упрямо выписывает налоговые накладные на русском? Вполне возможно, что ни к каким негативным последствиям это не приведет и все происходящее — лишь буря в стакане воды. Если же все-таки налоговые органы посчитают заполнение налоговой накладной на любом другом языке, кроме украинского, достаточным основанием для того, чтобы считать ее недействительной, есть два варианта действий:

1. Руководствуясь абзацем десятым п. 201.10 НКУ, согласно которому в случае нарушения продавцом порядка заполнения налоговой накладной покупатель товаров/услуг имеет право приложить к налоговой декларации за отчетный налоговый период заявление с жалобой на такого поставщика, приложить к декларации жалобу на поставщика.

2. Оспаривать снятие налогового кредита в суде. Следует сказать, что шансы на положительный исход судебного рассмотрения достаточно велики: суды традиционно исходят из того, что незначительные недостатки в заполнении налоговой накладной, которые не могли повлечь искажение налоговых обязательств налогоплательщика, не являются основанием для признания накладной недействительной (см., например, постановление ВАСУ от 15.07.2010 г. по делу № К-20185/07, постановление Харьковского окружного административного суда от 04.03.2010 г. по делу № 2а-37958/09/2070, в котором непризнание налоговой накладной на том основании, что она заполнена на русском языке, было расценено как неправомерное).

Напоследок отметим, что единственная поблажка, которую точно готовы сделать налоговики, — заполнение номенклатуры товаров. В Единой базе налоговых знаний размещено разъяснение, в котором подчеркивается, что «в случае невозможности перевода с иностранного языка торговой марки либо наименования товара на государственный язык и с целью обеспечения идентификации такого товара, в налоговой накладной в графе 3 «Постачання товарів/послуг» допускается указание названия торговой марки и обозначение в виде аббревиатуры номенклатуры товара без перевода на государственный язык». Налоговые органы и раньше были не против того, чтобы торговые марки, под которыми реализуется товар, указывались в номенклатуре на иностранном языке* (см. консультацию в газете «Налоговый, банковский, таможенный КОНСУЛЬТАНТ», 2005, № 45; «Вестник налоговой службы Украины», 2010, № 23, с. 2). Причем, по нашему мнению, даже если торговая марка может быть переведена на украинский язык, это не лишает налогоплательщика возможности указания ее без перевода (в силу того, что торговая марка является объектом интеллектуальной собственности и защищается в качестве изображения, набора символов, а не их словесного значения).

* Хотя Минфин в свое время настаивал на необходимости наличия аутентичного перевода любого текста, изложенного в налоговой накладной на иностранном языке (см., например, письма от 14.03.2008 г. № 31-28000-03-21/8604, от 13.06.2007 г. № 31-34000-10/23-3986/4424). 



Помітили помилку? Виділіть її та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити нас про це
загрузка...
Коментарі (0)