1275 0

При обжаловании налогового уведомления-решения доказывать правильность его выводов должны налоговики

10.09.13
Налоговики назначили документальную внеплановую невыездную проверку, что обусловлено возникшими у них вопросами в отношении взаимоотношений плательщика с одним из его контрагентов. По результатам ее проведения контролеры сняли соответствующую сумму налогового кредита, осуществили доначисление НДС-обязательств и финансовых санкций. Основанием для подобных действий послужила довольно распространенная причина: якобы отношения между плательщиком и его контрагентом не имели реального характера, в связи с чем соответствующие сделки между ними являются ничтожными. Плательщик с таким решением не согласился и обжаловал его сначала в административном (безуспешно), а затем в судебном порядке. При этом претензии к налоговикам основывались как на нарушении ими порядка проведения проверки (в связи с отсутствием представителей плательщика при проведении проверки, что нарушает его право, прописанное в п.п. 17.1.6 НКУ), так и на реальности соответствующих операций.


 

Суть спора

Налоговики назначили документальную внеплановую невыездную проверку, что обусловлено возникшими у них вопросами в отношении взаимоотношений плательщика с одним из его контрагентов. По результатам ее проведения контролеры сняли соответствующую сумму налогового кредита, осуществили доначисление НДС-обязательств и финансовых санкций. Основанием для подобных действий послужила довольно распространенная причина: якобы отношения между плательщиком и его контрагентом не имели реального характера, в связи с чем соответствующие сделки между ними являются ничтожными.

Плательщик с таким решением не согласился и обжаловал его сначала в административном (безуспешно), а затем в судебном порядке. При этом претензии к налоговикам основывались как на нарушении ими порядка проведения проверки (в связи с отсутствием представителей плательщика при проведении проверки, что нарушает его право, прописанное в п.п. 17.1.6 НКУ), так и на реальности соответствующих операций.

 

 

Позиция налоговых органов

В процессе документальной внеплановой невыездной проверки налоговики выявили нарушения отдельных предписаний гражданского законодательства, общий знаменатель которых сводился к нереальности операций между плательщиком и его контрагентом по выполнению договоров подряда (к данному выводу их привело в основном отсутствие у плательщика надлежащих подтверждающих платежных документов). При этом выявленные факты позволили налоговикам сделать вывод о ничтожности соответствующих сделок, о чем, в частности, свидетельствуют их ссылки на ст. 228 ГКУ.

Продолжая данную мысль, они пришли к выводу о неправомерности формирования налогового кредита по таким операциям, поскольку согласно п. 198.3 НКУ он отражается лишь при покупке/изготовлении товаров/необоротных активов (в том числе при их импорте) и услуг с целью их дальнейшего использования в облагаемых НДС операциях в пределах хозяйственной деятельности. Как результат, по итогам проверки было вынесено налоговое уведомление-решение о доначислении обязательств по НДС и финансовых санкций.

 

 

Решение дела судом

Суды всех трех инстанций пришли к разным выводам. Так, суд первой инстанции вынес решение в пользу плательщика, причем как в части нарушения налоговиками порядка проведения проверки (поскольку налоговики нарушили право плательщика, прописанное в п.п. 17.1.6 НКУ, в частности присутствовать при проведении проверки), так и в отношении налогового уведомления-решения о доначислении НДС и финансовых санкций (по мнению суда, в материалах дела находилось достаточно доказательств, подтверждающих реальность осуществления операции).

В свою очередь суд апелляционной инстанции с подобными выводами не согласился, указав, что проверка проводилась в рамках законодательства (поскольку все условия, предусмотренные ст. 79 НКУ, были соблюдены, в то время как согласно п. 79.3 НКУ присутствие плательщика при проведении документальной невыездной проверки не обязательно). При этом в отношении налогового уведомления-решения суд признал доводы налоговиков убедительными и оставил его в силе (что интересно, исходя из текста комментируемого постановления основанием для вынесения подобного решения послужило лишь отсутствие в материалах дела расчетных документов).

Что касается ВАСУ, то он также подтвердил правомерность проведения налоговой проверки, однако в части налогового уведомления-решения выводы ни местного, ни апелляционного суда не признал и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом в качестве основания для подобного решения суд сослался на недостаточное исследование местным/апелляционным судами (1) доводов сторон в отношении расчетов с контрагентами, а также (2) вопроса дальнейшего использования плательщиком результатов работ.

 

 

Мнение редакции

В данном случае нам необходимо исследовать два вопроса: (1) правомерность проведения документальной внеплановой невыездной проверки, а также, что безусловно важнее, (2) законность вынесенного по итогам ее проведения налогового уведомления-решения о доначислении НДС-обязательств и финансовых санкций в связи с фиктивностью соответствующих операций.

1. Правомерность проведения проверки. С выводами ВАСУ в этой части спорить довольно сложно, поскольку для проведения документальной внеплановой проверки налоговиками были соблюдены все формальные условия (п. 79.2 НКУ): она проводилась на основании соответствующего приказа, а плательщику в надлежащие сроки были направлены копия такого приказа и уведомление о дате и месте проверки. При этом, как указал суд, соблюдение именно этих условий дает право должностным лицам налогового органа начать проверку (вместе с тем добавим, что для проведения документальной внеплановой проверки должны также иметься соответствующие основания, предусмотренные, в частности, п. 78.1 НКУ, о чем см. в газете «Налоги и бухгалтерский учет», 2011, № 22).

В свою очередь, нарушение права плательщика на присутствие во время проведения подобной проверки (п.п. 17.1.6 НКУ) во внимание не принимается, поскольку согласно п. 79.3 НКУтакое присутствие в данном случае не обязательно. К сожалению, с формальной точки зрения такой подход является верным, что превращает указанное выше право не более чем в красивый текст, лишенный какой-либо юридической силы (в данном контексте его можно толковать как право контролеров разрешить ему присутствовать во время проверки или же отказать), тем более учитывая существующую практику налоговиков проводить подобные проверки в день вынесения приказа. В этой связи, по нашему мнению, более корректными выглядят решения отдельных апелляционных судов по аналогичному вопросу, которые также указывали на формальное соответствие действий налоговиков законодательству, однако приходили к выводу об их противоречии принципам рассудительности, добросовестности и права лица на участие в проведении проверки (см. определения Днепропетровского апелляционного административного суда от 18.09.2012 г. по делу № 1170/2а-3486/11 и от 23.02.2012 г. по делу № 2а-0870/2582/11 ). При этом для них указанный факт служил достаточным основанием для отмены приказа о проведении проверки.

Вместе с тем должны отметить, что даже в тех случаях, когда проверки налоговиков в дальнейшем признаются незаконными, данный факт не является безусловным основанием для отмены судами вынесенных по результатам таких проверок решений (см., к примеру, определения ВАСУ от 20.05.2010 г. по делу № К-11152/08, от 15.12.2011 г. по делу № К-56215/09).

2. Реальность операций. Как отмечалось, налоговики обосновывают свой вывод в основном тем, что операции между плательщиком и контрагентом не были реальными, в результате чего соответствующие сделки являются ничтожными. В этой связи, даже не принимая во внимание их непосредственные доводы, можно уже говорить о том, что проверяющие вышли за рамки своих полномочий. Обусловлено это отсутствием у них права самостоятельного признания сделок ничтожными на подобных основаниях, что, к слову, относительно недавно подтверждалось и самим ВАСУ (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2013, № 12, с. 41).

Если же не обращать на это внимания, то увидим, что непосредственным основанием для вывода налоговиков послужило отсутствие у плательщика определенных документов, что, в свою очередь, приводит к необходимости вспомнить отдельные положения писем ВАСУ от 02.06.2011 г. № 742/11/13-11 (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2011, № 49) и от 01.11.2011 г. № 1936/11/13-11. В них, в частности, говорилось, что определяющим признаком хозяйственной операции является ее сопровождение реальными изменениями имущественного состояния. При этом исследованию подлежат все первичные документы, которые:

1) являются достоверными и составленными в результате фактического осуществления операции;

2) требуется составлять при осуществлении конкретной операции (с учетом требований законодательства и деловой практики): договоры, акты выполненных работ, документы о перевозке, хранении товаров и т. п. При этом, как свидетельствует практика и в том числе комментируемое постановление ВАСУ, нередко налоговики требуют предоставления всех возможных документов, связанных с конкретной операцией, и если таковые ими не получены – признают сделку не имеющей реального характера. Вместе с тем на этот счет должны заметить, что для подтверждения операции плательщику необходимо иметь лишь достаточные для этого документы, в то время как их конкретный перечень законодательством не установлен (см. определение ВАСУ от 07.06.2012 г. по делу К/9991/10000/12). Кроме того, в этом контексте стоит также вспомнить выводы называвшегося выше письма ВАСУ от 01.11.2011 г. N 1936/11/13-11 о том, что само по себе наличие или отсутствие отдельных документов не является основанием для вывода об отсутствии операции, если остальные данные свидетельствуют об обратном.

Содержание мотивировочной части рассматриваемого постановления свидетельствует о том, что у плательщика имелось достаточное количество документальных доказательств реальности операции: задания на проектирование, акты приемки-передачи выполненных работ, налоговые накладные, справки о стоимости выполненных работ и расходов. В этой связи считаем, что в данной ситуации говорить о нереальности соответствующей операции не приходится. Такое же мнение, с учетом содержания названных выше писем, хотелось бы услышать и от ВАСУ, однако он пришел к иному заключению. Как уже отмечалось, он принял решение направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, при котором были бы оценены все фактические обстоятельства такого дела и необходимые для этого доказательства. При этом свой подход он мотивировал тем, что суды первой/апелляционной инстанций не исследовали расчетные документы (суд первой инстанции не обратил внимания на их отсутствие, а для суда апелляционной инстанции это стало основанием для вынесения решения в пользу налоговиков) и дальнейшее использование плательщиком полученных от контрагента работ.

В то же время, несмотря на то что подход кассационного суда нас несколько разочаровал, в его решении есть и несколько интересных моментов.

ВАСУ прямо указал, что обязанность предоставления суду достаточных доказательств для подтверждения выводов о нарушении плательщиком налогового законодательства возлагается именно на налоговиков (ч. 2 ст. 71 КАСУ). К слову, об этом также говорилось и в письме ВАСУ от 01.11.2011 г. № 1936/11/13-11. Таким образом, если плательщик решит обжаловать налоговое уведомление-решение, то доказывать правомерность своих действий (в данном случае признание сделок ничтожными, а также доначисление НДС-обязательств и финансовых санкций) должны налоговики, – то есть в подобном случае им будет недостаточно просто предоставить «голый» вывод со ссылками на соответствующие нормы ГКУ и НКУ. Более того, если проверяющие предоставят недостаточно доказательств для подтверждения своих доводов, то, как отметил ВАСУ в данном постановлении, одно лишь это будет основанием для вывода о неправомерности их решения.

 

 

 

ВЫСШИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СУД УКРАИНЫ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

ИМЕНЕМ УКРАИНЫ

«30» января 2013 г.

г. Киев

К/9991/70158/12

(извлечение)

Коллегия судей Высшего административного суда Украины <...>, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Ш» на постановление Киевского апелляционного административного суда от 25.10.2012 по делу № 2а-1270/12/1070 по иску Общества с ограниченной ответственностью «Ш» в Броварскую объединенную государственную налоговую инспекцию Киевской области Государственной налоговой службы о признании противоправными действий и отмене налогового уведомления-решения, УСТАНОВИЛА:

<...>

Судами предыдущих инстанций установлено, что представителями налогового органа проведена невыездная внеплановая документальная проверка ООО «Ш» по вопросам достоверности начисления и уплаты налога на добавленную стоимость в части взаимоотношений с ООО «Л» за период с 01 августа 2011 года по 31 августа 2011 года, по результатам которой 01 декабря 2011 года составлен акт № <...> (далее – акт).

Проверкой установлено нарушение истцом предписаний пункта 198.3 статьи 198 Налогового кодекса Украины, что привело к занижению налога на добавленную стоимость, подлежащего уплате в бюджет, на общую сумму <...> грн.; пункта 1, пункта 5 статьи 203, пункта 1, пункта 2 статьи 215, пункта 1 статьи 216, статьи 228, статьи 626, статьи 629, статьи 650, статьи 655, статьи 658, статьи 662 Гражданского кодекса Украины, в части несоблюдения истцом и его контрагентом требований, указанных статей в момент совершения сделок, которые не направлены на реальное наступление правовых последствий, обусловленных такими сделками.

На основании акта ответчиком принято налоговое уведомление-решение от 16 декабря 2011 года № <...>, которым увеличена истцу сумма денежного обязательства по налогу на добавленную стоимость на сумму <...> грн., в том числе: по основному платежу на <...> грн., по штрафным санкциям – на <...> грн.

По результатам административного обжалования спорного решения жалоба ООО «Ш» от 26 декабря 2011 года оставлена без удовлетворения, а налоговое уведомление-решение от 16 декабря 2011 года № <...> без изменений.

Удовлетворяя исковые требования в части признания противоправными действий Броварской ОГНИ по проведению проверки суд первой инстанции пришел к выводу, что налоговым органом нарушены права истца, предусмотренные подпунктом 17.1.6. пункта 17.1. статьи 17 Налогового кодекса Украины, что проявилось в лишении последнего права присутствовать во время проведения проверки.

Обосновывая позицию в отношении искового требования об отмене налогового уведомления-решения от 16 декабря 2011 года № <...>, суд первой инстанции сослался на наличие в материалах дела достаточных доказательств в подтверждение реальности выполнения Договоров подряда № № 7, 8 от 01 апреля 2011 года и № № 20 – 21 от 01 августа 2011 года, заключенных между истцом и ООО «Л».

В то же время суд апелляционной инстанции не согласился с таким выводом суда первой инстанции в связи с отсутствием нарушений порядка проведения проверок налоговым органом и отсутствием в материалах дела платежных поручений, в связи с чем отменил предыдущее решение и отказал в удовлетворении административного иска.

Проверив правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, юридической оценки обстоятельств дела, коллегия судей Высшего административного суда Украины пришла к выводу, что кассационная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Судами предыдущих инстанций установлено, что между ООО «Ш» и ООО «Л» в апреле и августе 2011 года заключались Договоры подряда № № 7, 8 от 01 апреля 2011 года и № № 20 – 21 от 01 августа 2011 года, по условиям которых ООО «Л» обязывалось: провести проектные работы, разработать проектную документацию стадий проекта строительства центра отдыха и здоровья (реконструкция существующих и строительство новых профильных объектов) в урочище «Межигорье» на территории <...> района Киевской области; выполнить строительство учебной площадки и оборудовать блок постов, расположенных по адресу: г. Киев <...>; провести ремонтно-строительные работы ГРП № 7, расположенное по адресу: г. Киев <...>.

По мнению суда первой инстанции, реальность выполнения заключенных между истцом и ООО «Л» Договоров подряда подтверждается имеющимися в материалах дела: налоговыми накладными, заданием на проектирование, сметой № 1-п на проектные (изыскательские) работы, актом № 2 сдачи-приемки научно-технической продукции по договору № 8 от 01 апреля 2011 года, актом № 1 приемки выполненных строительных работ за август 2011 года, справкой о стоимости выполненных строительных работ и расходов, актом приемки-передачи материалов заказчика за август 2011 года, актом № 1 приемки выполненных строительных работ за август 2011 года, справкой о стоимости выполненных строительных работ и расходов за август 2011 года, актом приемки-передачи заказчика за июль 2011 года, справкой о стоимости выполненных строительных работ и расходов, актом № 1 приемки выполненных строительных работ за август 2011 года.

Вместе с тем суд кассационной инстанции отмечает, что, выясняя обстоятельства реальности совершения хозяйственной операции, судам следует тщательным образом проверять доводы налоговых органов о фактическом неосуществлении хозяйственной операции, изложенные в актах проверки или зафиксированные другими доказательствами.

Согласно части второй статьи 71 Кодекса административного судопроизводства Украины по административным делам о противоправности решений, действий или бездействия субъекта властных полномочий обязанность по доказыванию правомерности своего решения, действия или бездействия возлагается на ответчика, если он возражает против административного иска.

Исходя из содержания приведенной нормы, именно на налоговые органы возлагается обязанность предоставить достаточные доказательства в обоснование выводов о нарушении плательщиком налогов норм налогового законодательства, на основании которых такому плательщику определены соответствующие денежные обязательства.

В то же время судам при разрешении соответствующих споров стоит учитывать принцип официального выяснения обстоятельств дела, предусмотренный частями четвертой и пятой статьи 11 Кодекса административного судопроизводства Украины. В соответствии с указанной нормой суд принимает предусмотренные законом меры, необходимые для выяснения всех обстоятельств по делу, в том числе по выявлению и истребованию доказательств по собственной инициативе. Суд должен предложить лицам, принимающим участие в деле, представить доказательства либо по собственной инициативе истребовать недостающие, по мнению суда, доказательства.

В целях принятия надлежащих мер с целью установления обстоятельств реальности осуществления спорной хозяйственной операции суды должны истребовать у налогового органа или плательщика налогов те доказательства, которые не предоставлены участниками дела, но которые, по мнению суда, могут подтвердить либо опровергнуть доводы налогового органа о наличии нарушений со стороны плательщика налогов. Соответствующие действия могут быть совершены судом на основании пункта 1 части второй статьи 110, статьи 114 Кодекса административного судопроизводства Украины.

В случае непоступления истребованных дополнительных доказательств в срок, установленный судом, спор может быть разрешен на основании имеющихся в деле доказательств.

Если истец без уважительных причин уклоняется от предоставления доказательств по требованию суда, а имеющихся в деле материалов недостаточно для опровержения подтвержденных надлежащими доказательствами выводов контролирующего органа, положенных в основу принятого им спорного решения, в иске плательщику налогов может быть отказано.

Если истребованные судом доказательства в подтверждение правомерности обжалованного решения (действий либо бездействия) не предоставлены ответчиком –налоговым органом, суд не лишается права указать на допущенные таким налоговым органом нарушения процессуальных требований путем вынесения отдельного постановления в порядке статьи 166 Кодекса административного судопроизводства Украины.

Если собранных по делу доказательств будет достаточно для подтверждения доводов налогового органа относительно отсутствия фактического осуществления хозяйственной операции, в соответствующем иске плательщика налогов по поводу неправомерности определенных ему денежных обязательств необходимо отказать. В то же время отсутствие либо недостаточность соответствующих доказательств с учетом содержания подпункта 4.1.4 пункта 4.1 статьи 4 Налогового кодекса Украины (презумпция правомерности решений плательщика налога в случае, если норма закона или иного нормативно-правового акта, изданного на основании закона, либо если нормы разных законов или разных нормативно-правовых актов допускают неоднозначную (множественную) трактовку прав и обязанностей плательщиков налогов) является основанием для вывода о неправомерности обжалованного решения контролирующего органа.

Документы и другие данные, которые опровергают реальность осуществления хозяйственной операции, отраженной в налоговом учете, должны оцениваться с учетом специфики каждой хозяйственной операции – условий проектирования и разработки проектной документации, строительства, содержания предоставляемых услуг, формы выражения результатов работ и предоставленных услуг и т. п.

Кроме того, согласно пункту 138.2 статьи 138 Налогового кодекса Украины расходы, учитываемые для определения объекта налогообложения, признаются на основании первичных документов, подтверждающих осуществление плательщиком налога расходов, обязательность ведения и хранения которых предусмотрено правилами ведения бухгалтерского учета, и других документов, установленных разделом II этого Кодекса.

При этом в соответствии с подпунктом 139.1.9 пункта 139.1 статьи 139 Налогового кодекса Украины не включаются в состав расходов расходы, не подтвержденные соответствующими расчетными, платежными и другими первичными документами, обязательность ведения и хранения которых предусмотрена правилами ведения бухгалтерского учета и начисления налога.

В то же время в соответствии с пунктом 198.3 статьи 198 Налогового кодекса Украины налоговый кредит отчетного периода определяется исходя из договорной (контрактной) стоимости товаров/услуг, но не выше уровня обычных цен, определенных в соответствии со статьей 39 этого Кодекса, и состоит из сумм налогов, начисленных (уплаченных) плательщиком налога по ставке, установленной пунктом 193.1 статьи 193 этого Кодекса, в течение такого отчетного периода в связи с:

приобретением или изготовлением товаров (в том числе при их импорте) и услуг с целью их дальнейшего использования в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности плательщика налога;

приобретением (строительством, сооружением) основных фондов (основных средств, в том числе других необоротных материальных активов и незавершенных капитальных инвестиций в необоротные капитальные активы), в том числе при их импорте, с целью дальнейшего использования в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности плательщика налога.

То есть необходимым условием для отнесения уплаченных в цене товаров (услуг) сумм налога на добавленную стоимость является факт приобретения товаров и услуг с целью их использования в хозяйственной деятельности.

При этом установление связи между фактом приобретения товаров (услуг), сооружением основных фондов, импортом товаров (услуг), понесением других расходов и хозяйственной деятельностью плательщика налога является предпосылкой для выводов о наличии нарушений налогового законодательства.

По мнению коллегии судей Высшего административного суда Украины, суд первой инстанции обоснованно ссылался на наличие таких первичных документов, как налоговые накладные, задания на проектирование, акты сдачи-приемки, справки о стоимости выполненных строительных работ и расходов, как на доказательства реальности операций, однако судами не была дана надлежащая правовая оценка вопросам расчетов за полученные услуги и выполненные работы и дальнейшее использование результатов указанных услуг и работ, что лишает возможности утверждать о правильности выводов судов в этой части иска.

В то же время, установив отсутствие доказательств, которые не исследовались в суде первой инстанции, по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, коллегия судей апелляционной инстанции ошибочно пришла к выводу о необходимости отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований в части отмены налогового уведомления-решения № <...> от 16 декабря 2011 года.

При таких условиях, учитывая, что для выяснения изложенных выше обстоятельств судам предыдущих инстанций надлежало тщательным образом проверить доводы истца и налогового органа, изложенные в исковом заявлении и актах проверки или подтвержденные другими доказательствами, учитывая предписания части 5 статьи 11 Кодекса административного судопроизводства Украины, коллегия судей Высшего административного суда Украины пришла к выводу о наличии оснований для отмены судебных решений в части обжалования налогового уведомления-решения и направления дела в этой части на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Что касается искового требования о признании противоправными действий Броварской ОГНИ относительно проведения проверки и составления Акта о результатах невыездной внеплановой проверки ООО «Ш» по вопросам достоверности начисления и уплаты налога на добавленную стоимость в части взаимоотношений с ООО «Л» за период с 01 августа 2011 года по с 31 августа 2011 года № <...> от 01 декабря 2011 года, коллегия судей Высшего административного суда Украины соглашается с выводами суда апелляционной инстанции, учитывая следующее.

В соответствии с пунктом 79.1. статьи 79 Налогового кодекса Украины документальная невыездная проверка осуществляется в случае принятия руководителем органа государственной налоговой службы решения о ее проведении и при наличии обстоятельств для проведения документальной проверки, определенных статьями 77 и 78 этого Кодекса. Документальная невыездная проверка осуществляется на основании указанных в подпункте 75.1.2 пункта 75.1 статьи 75 этого Кодекса документов и данных, предоставленных плательщиком налогов в определенных этим Кодексом случаях, либо полученных иным способом, предусмотренным законом.

Пунктом 79.2. статьи 79 Налогового кодекса Украины определено, что документальная внеплановая невыездная проверка проводится должностными лицами органа государственной налоговой службы исключительно на основании решения руководителя органа государственной налоговой службы, оформленного приказом, и при условии направления плательщику налогов заказным письмом с уведомлением о вручении или вручении ему либо его уполномоченному представителю под роспись копии приказа о проведении документальной внеплановой невыездной проверки и письменного уведомления о дате начала и месте проведения такой проверки.

Выполнение условий этой статьи дает должностным лицам органа государственной налоговой службы право начать проведение документальной невыездной проверки.

Судом апелляционной инстанции со ссылкой на пункт 79.3. статьи 79 Налогового кодекса Украины верно опровергнуты выводы суда первой инстанции об отсутствии признаков нарушения налоговым органом права истца, предусмотренные подпунктом 17.1.6. пункта 17.1. статьи 17 Налогового кодекса Украины, и указано, что присутствие плательщиков налогов при проведении документальных невыездных проверок не обязательно.

А следовательно, выводы суда апелляционной инстанции о правомерности проведенной невыездной проверки являются обоснованными и подтверждены надлежащими доказательствами.

<...>

Подытоживая изложенное, коллегия судей Высшего административного суда Украины считает, что суды первой и апелляционной инстанций дали преждевременную юридическую оценку установленным фактическим обстоятельствам дела в части отмены налогового уведомления-решения от 16 декабря 2011 года № <...>, а потому принятые ими судебные решения в этой части нельзя считать законными и обоснованными. В остальном решение суда апелляционной инстанции следует оставить без изменений.

В соответствии с частью второй статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Украины основанием для отмены судебных решений судов первой и (или) апелляционной инстанций и направления дела на новое судебное разбирательство является нарушением норм процессуального права, которые сделали невозможным установление фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного решения дела.

Поскольку предусмотренные процессуальным законодательством рамки пересмотра дела в кассационной инстанции не дают права устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены предыдущими судебными инстанциями, постановление и определение по делу подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в части исковых требований по отмене налогового уведомления-решения от 16 декабря 2011 года № <...>. Во время нового рассмотрения дела необходимо учесть изложенное, всесторонне и полно выяснить и проверить все фактические обстоятельства дела, объективно оценить доказательства, имеющие юридическое значение для его рассмотрения и разрешения спора по существу, и в зависимости от установленного, правильно определить нормы материального права, которые подлежат применению к спорным правоотношениям, и принять обоснованное и законное судебное решение.

Руководствуясь ч. 3 ст. 160, ст. ст. 210, 214, 215, 220, 223, 227, 230, 231 Кодекса административного судопроизводства Украины, Высший административный суд Украины

ПОСТАНОВИЛ:

1. Кассационную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Ш» удовлетворить частично.

2. Постановление Киевского окружного административного суда от 18 июля 2012 года и постановление Киевского апелляционного административного суда от 25 октября 2012 года по делу № 2а-1270/12/1070 в части отмены налогового уведомления-решения от 16 декабря 2011 года № <...> отменить.

Дело № 2а-1270/12/1070 в данной части направить на новое рассмотрение в Киевский окружной административный суд.

В остальном постановление Киевского апелляционного административного суда от 25 октября 2012 года по делу № 2а-1270/12/1070 оставить без изменений.

<...>



Помітили помилку? Виділіть її та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити нас про це
загрузка...
Коментарі (0)