1361 0

Судебная практика по хозспорам: важные моменты

09.07.13
В недавно обнародованном Обзорном письме ВХСУ от 29.04.13 г. № 01-06/767/2013 изложена практика решенных хозяйственными судами споров, судебные решения по которым были пересмотрены в кассационном порядке ВХСУ. И поскольку изложенный в письме подход к решению дел является руководством для хозяйственных судов при решении аналогичных споров, сегодня мы остановимся на наиболее важных моментах, отмеченных ВХСУ.


 

Срок оплаты товара по устному договору

В п. 1 Обзорного письма рассматривалось решение из судебной практики, в котором было указано, что обязанность по оплате товара по устному договору поставки возникает в момент получения товара покупателем и не требует предъявления дополнительного требования об оплате.

Хотя в самом Обзорном письме этот подход четко не был изложен — там сделан акцент на договоре уступки права требования, он следует непосредственно из постановления ВХСУ от 20.09.12 г. по делу № 12/5026/556/2012*, выводы из которого были приведены в названном письме. В частности, в этом деле ВХСУ пришел к выводу, что момент возникновения обязательства по устному договору поставки определяется положениями ч. 1 ст. 692 ГКУ, согласно которым: «покупатель обязан оплатить товар после его приема или приема товарораспорядительных документов на него, если договором либо актами гражданского законодательства не установлен иной срок оплаты товара».

* http://reyestr.court.gov.ua/Review/26142976

Несмотря на то что покупатель в полном объеме рассчитался за поставленную продукцию, продавец самостоятельно начислил инфляционные потери и 3 % годовых за несвоевременное выполнение обязательств. Затем продавец уступил право требования на взыскание указанных сумм новому кредитору, который подал соответствующий иск в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований, отметив, что срок выполнения таких обязательств регламентируется нормами ч. 2 ст. 530 ГКУ. Напомним, что указанными нормами предусматривается, что: «если срок (дата) выполнения должником обязанности не установлен либо определен моментом предъявления требования, кредитор имеет право требовать его выполнения в любое время. Должник должен выполнить такую обязанность в семидневный срок со дня предъявления требования, если обязанность немедленного выполнения не следует из договора либо актов гражданского законодательства». Из этого ранее делался вывод, что в ситуации, когда в договоре купли-продажи (поставки) конкретный срок не был указан или же договор в письменной форме не заключался, срок исполнения не наступает до тех пор, пока не будет предъявлено требование об оплате.

Между тем ВХСУ отменил в порядке кассационного обжалования решения судов первой и апелляционной инстанций и подтвердил правомерность требования о взыскании задолженности новым кредитором исходя из того, что обязательство об оплате товара возникло у покупателя сразу в момент получения товара.

Изложенная трактовка об определении момента возникновения обязательств по оплате товара по договорам с неопределенным моментом выполнения обязательств или по устным договорам весьма опасна. Ведь с этим моментом напрямую связан срок, от которого начинает течь исковая давность в части невыполненных обязательств.

Если ранее устоявшейся можно было считать позицию, в соответствии с которой исковая давность по взысканию задолженности в указанных случаях начинает отсчитываться с 8-го дня после предъявления кредитором требования об уплате долга (ч. 5 ст. 261 ГКУ), то сейчас это может измениться. Причем в судебной практике уже встречаются решения, в которых указывается, что исковая давность по договорам купли-продажи с неопределенным сроком начинает исчисляться уже с момента получения товара покупателем. А ведь это влияет и на налоговый учет в части признания задолженности по таким договорам безнадежной и включения ее в состав налоговых доходов*.

* Подробно эти вопросы рассматривались в статье «Безнадежная задолженность: отражаем в налоговом учете» // «БН», 2012, № 50, с. 17.

Поэтому с учетом изложенного, во избежание недоразумений с контрагентами и налоговыми органами сейчас, в случае отсрочки платежа за полученные товары, крайне важно заключать именно письменные договоры поставки (купли-продажи), в которых четко указывать срок исполнения обязательства по оплате товаров (работ, услуг). Тогда в соответствии с особыми правилами ч. 1 ст. 692 ГКУ будут действовать сроки, установленные в договоре.

 


Неисполнение обязательства контрагентом не освобождает должника от ответственности

В п. 2 Обзорного письма приведено извлечение из дела, рассматриваемого в постановлении ВХСУ от 20.09.11 г. № 47/523**. Это дело несколько специфично, поскольку касалось задолженности коммунального предприятия по содержанию жилищного хозяйства перед акционерной энергоснабжающей компанией за потребленную тепловую энергию. Ввиду того что коммунальщики своевременно не рассчитались, энергопоставщик потребовал уплатить сумму задолженности, а также взыскать за несвоевременную уплату инфляционную составляющую долга, 3 % годовых, пеню и штраф.

** http://reyestr.court.gov.ua/Review/18463643

Коммунальщики пытались оспаривать применение указанных санкций на основании ч. 1 ст. 614 ГКУ, предусматривающей, что лицо, нарушившее обязательство, несет ответственность при наличии его вины (по умыслу или неосторожности), если другое не установлено договором или законом. Лицо является невиновным, если докажет, что приняло все зависящие от него меры относительно надлежащего выполнения обязательства.

При этом должник апеллировал к тому, что по договору он должен был лишь обеспечивать поступление средств от населения к поставщику. И поскольку задолженность населения была реструктуризирована, то оплатить услуги он не мог, в связи с чем и возникла задолженность. Вместе с тем суд не принял во внимание эти аргументы и заметил, что по договору именно ответчик должен был провести оплату полученных услуг.

В договоре было предусмотрено начисление пени, и суд подтвердил правомерность ее взыскания. Однако при этом суд учел ограничительные нормы из Закона об ответственности, согласно которым размер пени не может превышать двойную учетную ставку НБУ, действующую в периоде, за который начисляется пеня.

В данном решении были также удовлетворены требования о взыскании инфляционных и 3 % годовых на основании ч. 2 ст. 625 ГКУ.

Итак, следует учесть, что избежать ответственности за нарушение обязательств по договору, в котором лицо определено должником, не получится даже в ситуации, когда выполнение таких обязательств, в свою очередь, зависит от выполнения обязательств третьими лицами. Это относится, например, к договорам, по которым оплату коммунальных услуг за арендаторов осуществляет арендодатель.

Однако в некоторых случаях суд может уменьшить размер санкций, подлежащих взысканию, при наличии оснований, предусмотренных ч. 3 ст. 551 ГКУ. А именно — когда размер неустойки значительно превышает размер убытков, а также при наличии других обстоятельств, которые имеют существенное значение.

Такой случай рассматривался в п. 7 Обзорного письма, где были приведены выводы из постановления ВХСУ от 19.12.12 г. по делу № 5023/3165/12***. В этом деле суд принял во внимание то, что потребителем тепловой энергии, которую производил ответчик, являлось преимущественно население, а деятельность ответчика была убыточной в связи с наличием значительной задолженности потребителей за поставленную энергию. Исходя из этого, суд пришел к выводу о правомерности уменьшения размера пени на основании ч. 3 ст. 551 ГКУ, ст. 233 ХКУ и п. 3 ст. 83 ХПКУ.

*** http://reyestr.court.gov.ua/Review/28127590

 


Предъявление требования о выполнении обязательств

В п. 3 Обзорного письма были изложены выводы из постановления ВХСУ от 04.07.12 г. по делу № 20/5007/121/11****. Обстоятельства дела состояли в следующем: между банком (кредитором) и заемщиком (должником) был заключен договор кредита, в качестве обеспечения по которому с имущественным поручителем (третьим лицом) был заключен договор ипотеки объекта недвижимости.

**** http://reyestr.court.gov.ua/Review/25139903

Ввиду того что заемщик своевременно не уплатил очередной платеж по кредитному договору, банк направил ему требование о досрочном возврате кредита и уплате соответствующих сумм. Должник на это требование не отреагировал, в связи с чем банк направил имущественному поручителю по почте требование о возврате задолженности по кредитному договору с предупреждением, что в противном случае будут приняты меры по принудительному удовлетворению требований, в том числе путем обращения взыскания на предмет ипотеки в судебном порядке. Данное требование вернулось в адрес банка с отметкой почтового отделения «по окончании срока хранения».

При этом в договоре стороны согласовали, что все уведомления по нему будут считаться сделанными надлежащим образом, если они осуществлены в письменной форме и отосланы заказным письмом, курьером, телеграфом или вручены лично по указанным адресам сторон. Датой получения таких уведомлений будет считаться дата их личного вручения или дата почтового штемпеля отделения связи получателя.

По причине отсутствия ответа имущественного поручителя банк обратился в суд с требованием об обращении взыскания на предмет ипотеки.

Местный суд иск отклонил на основании того, что ипотекодатель не получил соответствующего требования, а такое условие прямо предусмотрено ч. 1 ст. 35 Закона об ипотеке. Причем суд заметил, что банк не был лишен права лично вручить такое требование или направить курьера с целью дать ответчику возможность добровольно погасить задолженность.

Однако суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали банк и пришли к выводу, что неполучение ответчиком указанного требования обусловлено было исключительно игнорированием им письма и соответственно не может служить доказательством нарушения истцом процедуры обращения взыскания на предмет ипотеки.

В этом деле заслуживает внимания еще такой момент: в договоре ипотеки была указана одна стоимость предмета ипотеки (недвижимости), а обращение на предмет ипотеки банк решил провести по другой стоимости (меньшей), которая была определена в отчете о проведении независимой оценки имущества.

Суд первой инстанции заметил, что в договоре стороны согласовали стоимость предмета ипотеки, и поэтому такая оценка не должна приниматься во внимание. Вместе с тем суды апелляционной и кассационной инстанций встали на сторону банка и указали, что оценка была проведена правомерно на основании ст. 43 Закона об ипотеке и договора.

Из рассмотренной судебной практики можно сделать такие выводы: если в силу определенных обстоятельств заемщик не может своевременно выполнить обязательства по кредитному договору, то разумнее все спорные вопросы обсуждать с банком. Игнорирование требований банка приведет лишь к тому, что будет обращено взыскание на предмет ипотеки, причем нередко по заниженной стоимости.

В целом же при заключении кредитного договора необходимо обращать внимание на все указанные в нем условия, в том числе в части особенностей направления корреспонденции по договору.

 


Штраф, пеня, инфляционные потери и 3 % годовых могут взыскиваться одновременно

В п. 4 Обзорного письма было обращено внимание на то, что, если в договоре предусмотрено взыскание пени и штрафа (в том числе и в виде процентов) за невыполнение обязательства, их одновременное взыскание является правомерным. Указанные выводы были сделаны исходя из постановления ВХСУ от 12.06.12 г. по делу № 06/5026/1052/2011*.

* http://reyestr.court.gov.ua/Review/24627725

В нем ВХСУ заключил, что действующее законодательство допускает возможность одновременного взыскания с участника хозяйственных отношений, нарушившего хозяйственное обязательство по договору, штрафа и пени, которые являются отдельными и самостоятельными видами юридической ответственности. Кроме того, в указанном постановлении суд признал правомерным взыскание в данной ситуации также 3 % годовых и инфляционных потерь.

Такую практику можно считать устоявшейся**, поэтому рассчитывать на то, что часть санкций, предусмотренных в договоре, можно будет оспорить в судебном порядке, не стоит.

** См. подробнее об этом статью «Договорные санкции: правовые особенности и учет» // «БН», 2012, № 49, с. 20.

 


Какой предельный размер пени можно взыскать по договору?

Этому вопросу были посвящены пп. 5, 6 Обзорного письма. В частности, в его п. 5 приведены выводы из постановления ВХСУ от 07.12.11 г. по делу № 25/187***, в котором один из спорных моментов заключался в правомерности определения размера пени в договоре. Примечательно то, что это дело неоднократно рассматривалось судами, при этом все суды (в том числе и ВХСУ) подтвердили правомерность установленного в договоре размера пени, но ВСУ отменил указанное решение и направил его на новое рассмотрение.

*** http://reyestr.court.gov.ua/Review/19939472

По итогам нового рассмотрения ВХСУ пришел к противоположному выводу относительно неправомерности установленного в договоре размера пени, ввиду того что он превышал размер двойной учетной ставки НБУ, действовавшей в периоде, за который уплачивается пеня. Эта норма установлена ч. 2 ст. 343 ХКУ и ст. 3 Закона об ответственности.

Изложенное свидетельствует о том, что вопрос о применении указанных ограничительных норм к размеру договорной пени до сих пор остается проблемным. Однако по всей видимости, в судах теперь будет превалировать подход о применении названных ограничений.

Между тем еще в п. 49 письма ВХСУ № 01-8/211 было указано, что стороны в договоре могут установить ответственность в виде пени и в большем размере, чем предусмотрено в Законе об ответственности, уплачивая ее в добровольном порядке, но взысканию через суд будет подлежать только пеня в размере, пре-дусмотренном этим Законом.

Тем не менее, во избежание недоразумений с контрагентами в договорах лучше предусматривать размер пени, не превышающий двойную учетную ставку НБУ (с 10.06.13 г. — 14 % годовых).

Следует также учесть, что в специально оговоренных законодательством случаях размер пени может быть иным. К одному из них относится пеня за несвоевременное внесение платы за потребленные коммунальные услуги, размер которой определен Законом № 686.

Применительно к данной ситуации в п. 6 Обзорного письма были изложены выводы из постановления ВХСУ от 22.11.12 г. по делу № 18/1190/12*, в котором суд признал правомерным начисление пени в размере большем, чем в Законе об ответственности, аргументируя это спецификой нормативных актов.

* http://reyestr.court.gov.ua/Review/27612660

В частности, суд заметил, что Закон № 686 относится к специальному законодательству в сфере ответственности за несвоевременное внесение платы за предоставленные истцом услуги. В связи с этим пеня, начисляемая в рамках данных отношений, ограничивается 1 % от суммы просроченного платежа за каждый день просрочки, если иной размер пени не установлен соглашением сторон, но не более 100 % от общей суммы долга.

 


Проценты за просрочку платежа по товарному кредиту

В п. 8 Обзорного письма были изложены выводы из постановления ВХСУ от 25.09.12 г. по делу № 32/5005/3471/2012** относительно решения следующей спорной ситуации. В заключенном сторонами договоре купли-продажи была предусмотрена уплата пени в размере двойной учетной ставки НБУ в случае нарушения сроков оплаты, обусловленных в спецификациях к договору. Кроме того, договором купли-продажи было установлено, что в случае несвоевременного погашения задолженности по товарному кредиту согласно условиям оплаты с даты возникновения просроченной задолженности на ее сумму начисляются проценты за пользование товарным кредитом.

** http://reyestr.court.gov.ua/Review/26166563

Суд признал правомерным одновременное начисление и пени, и процентов, указав, что пеню необходимо отличать от процентов за пользование чужими средствами (ст. 536 ГКУ). Последние являются платой именно за пользование средствами, а не санкцией за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательства.

Такие проценты не являются неустойкой (штрафом, пеней), а являются именно процентами за пользование товарным кредитом (ч. 5 ст. 694 ГКУ) и взыскиваются независимо от наличия вины должника. Причем указанные проценты по своей правовой природе являются долгом, поэтому уменьшить их размер невозможно.

Заметим, что аналогичные выводы были сделаны и в п. 4 письма № 10-1390/0/4-12.

 


Решение суда о взыскании долга не является основанием для прекращения денежного обязательства

В п. 9 Обзорного письма рассматривалась ситуация из постановления ВХСУ от 01.11.12 г. № 5011-32/5219-2012***. Суть дела состояла в том, что должник не исполнил денежные обязательства по договору, которые были признаны решением суда о взыскании долга.

*** http://reyestr.court.gov.ua/Review/27202331

В связи с этим кредитор подал новый иск в суд о взыскании инфляционных потерь и 3 % годовых за просрочку платежа. Суды всех инстанций удовлетворили это требование, при этом ВХСУ заметил, что согласно содержанию ст. 598 — 609 ГКУ решение суда о взыскании долга не является основанием для прекращения денежного обязательства.

Таким образом, наличие судебного решения об удовлетворении требований кредитора, не исполненного должником, не прекращает обязательственных правоотношений сторон договора, не освобождает должника от ответственности за невыполнение денежного обязательства и не лишает кредитора права на получение сумм, предусмотренных ч. 2 ст. 625 ГКУ (инфляционных потерь и 3 % годовых).

 


По инвалютным обязательствам инфляционные потери не взыскиваются

В п. 10 Обзорного письма была затронута наболевшая тема правомерности выражения обязательств по внутриукраинским договорам в иностранной валюте. Здесь ВХСУ привел выдержки из постановления от 31.01.12 г. по делу № 18/113-53/81*, в котором было отмечено следующее: «выражение в договоре денежных обязательств в иностранной валюте не противоречит действующему законодательству, однако делает невозможным учет рассчитанного государственным комитетом статистики Украины индекса инфляции для обоснования требований, связанных с обесцениванием валюты долга, поскольку официальный индекс инфляции, рассчитываемый государственным комитетом статистики Украины, определяет уровень обесценивания национальной денежной единицы Украины, т. е. уменьшения покупательной способности гривни, а не иностранной валюты».

* http://reyestr.court.gov.ua/Review/21273804

Такие выводы были изложены еще в п. 1 Обзорного письма № 01-8/870, но на практике суды преимущественно подтверждали правомерность взыскания инфляционных и по «инвалютным» договорам**. Например, в решении хозсуда Львовской области от 17.05.13 г. № 5015/4782/12*** суд не воспринял рекомендации из названного письма на основании того, что оно было издано до вступления в силу ГКУ. После появления Обзорного письма подобные аргументы уже будут неуместны и, по всей видимости, судебная практика в этом вопросе станет более однозначной.

** См., в частности, решение хозсуда Черкасской области от 28.05.13 г. по делу № 925/587/13 (http://reyestr.court.gov.ua/Review/31506944), постановление Киевского апелляционного хозсуда от 24.01.13 г. по делу № 5011-11/14596-2012 (http://reyestr.court.gov.ua/Review/28936069).

*** http://reyestr.court.gov.ua/Review/31488040

По поводу установления цен в инвалюте от себя добавим следующее: с момента появления постановления КМУ от 18.12.98 г. № 1998, в котором был установлен запрет на выражение обязательств в инвалюте, официальные органы и суды не могут прийти к единому мнению, правомерно так поступать или нет. Этот вопрос мы детально рассматривали в статье «Инвалютные колебания — как их учесть во внутриукраинских договорах» // «БН», 2009, № 1 — 2, с. 50.

Кратко напомним суть проблемы: в соответствии с положениями ч. 2 ст. 189 ХКУ цена указывается в договоре в гривнях. В то же время согласно ст. 524 ГКУ обязательство должно быть выражено в денежной единице Украины — гривне, но при этом стороны могут определить денежный эквивалент обязательства в иностранной валюте.

Таким образом, ГКУ прямо допускает выражение цены в договоре в эквиваленте иностранной валюты, при этом само обязательство во внутриукраинских договорах должно исполняться в гривнях.

Между тем Госценинспекция считает выражение обязательств в инвалюте в договорах недопустимым (см. письма Госинспекции по контролю за ценами от 06.08.09 г. № 200/7-10/3269, от 03.12.09 г. № 200/7-6/6148). Аналогичную позицию высказал и Минюст в п. 1 письма от 12.03.07 г. № 20-5-132. В то же время Минэкономики (письмо от 20.10.09 г. № 3804-25/544) и Госкомпредпринимательства (письмо от 21.12.07 г. № 9563/0/2-07) допускают такую возможность.

Суды преимущественно признают возможность определения денежного эквивалента обязательства в инвалюте и отмечают, что действующее же законодательство запрещает использование иностранной валюты только как средства платежа в расчетах между резидентами (см., например, постановления Киевского апелляционного хозсуда от 14.02.13 г. по делу № 5028/13/53/2012****, ВХСУ от 26.10.10 г. № 18/09/10*****, от 06.09.11 г. по делу № 16/23пд/2011******).

**** http://reyestr.court.gov.ua/Review/29434908

***** http://reyestr.court.gov.ua/Review/12041561

****** http://reyestr.court.gov.ua/Review/18117867

Однако мы все же не рекомендуем так поступать, поскольку при неблагоприятном развитии событий контрагент может подать иск в суд о признании договора с инвалютной ценой:

1) недействительным*******. Подобные претензии вряд ли можно считать правомерными, поскольку нельзя однозначно сказать, соответствует ли запрет на установление в договоре инвалютных цен действующему законодательству. К тому же в данном случае речь может идти о признании недействительным не всего договора, а отдельной его части, относящейся к установлению цены (ч. 1 ст. 217 ГКУ), однако предугадать решение суда не беремся;

2) незаключенным — на основании ст. 180 ХКУ и ч. 2 ст. 189 ХКУ, согласно которым цена является существенным условием договора********. Однако в данном случае нельзя говорить о том, что цена в договоре отсутствует, она в нем указана, но не в том виде, поэтому оснований для признания договора незаключенным нет.

******* См., например, постановление Киевского апелляционного хозсуда от 24.01.13 г. по делу № 5011-11/14596-2012.

******** См., в частности, постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 31.10.12 г. по делу № 5011-30/9376-2012.

А вот штрафы за данное нарушение органы Госинспекции Украины по контролю за ценами применить не могут, поскольку согласно ч. 1 ст. 17 Закона о ценах порядок применения свободных цен этот орган не контролирует. Поэтому административные штрафы по ст. 1652 КоАП (админштраф от 85 до 170 грн.) органы Госинспекции Украины по контролю за ценами не налагают.

Иногда стороны пытаются обойти запрет на инвалютные цены путем установления в договоре специальных формул перерасчета цены в зависимости от курса валюты. Однако такой порядок также не избавляет от судебных разбирательств. Например, в постановлении Киевского апелляционного хозсуда от 24.10.12 г. по делу № 13/5026/667/2012* рассматривалась ситуация, когда стороны предусмотрели в договоре корректировку цены по формуле, привязанной к инвалюте. Впоследствии контрагент обратился с иском в суд о взыскании курсовой разницы с должника, а последний попытался признать договор незаключенным. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, а суд апелляционной инстанции — его удовлетворил.

* http://reyestr.court.gov.ua/Review/27133177

Так что с учетом изложенного, осторожным плательщикам имеет смысл в договоре к иностранному эквиваленту вообще не привязываться.

 

Документы статьи

ГКУ — Гражданский кодекс Украины от 16.01.03 г. № 435-IV.

ХКУ — Хозяйственный кодекс Украины от 16.01.03 г. № 436-IV.

ХПКУ — Хозяйственный процессуальный кодекс Украины от 06.11.91 г. № 1798-XII.

КоАП — Кодекс Украины об административных правонарушениях от 07.12.84 г. № 8073-X.

Закон об ответственности — Закон Украины «Об ответственности за несвоевременное выполнение денежных обязательств» от 22.11.96 г. № 543/96-ВР.

Закон об ипотеке — Закон Украины «Об ипотеке» от 05.06.03 г. № 898-IV.

Закон № 686 — Закон Украины «Об ответственности субъектов предпринимательской деятельности за несвоевременное внесение платы за потребленные коммунальные услуги и содержание придомовых территорий» от 20.05.99 г. № 686-XIV.

Закон о ценах — Закон Украины «О ценах и ценообразовании» от 21.06.12 г. № 5007-VI.

Обзорное письмо — Обзорное письмо ВХСУ «О некоторых вопросах практики применения хозяйственными судами законодательства об ответственности за нарушение денежных обязательств» от 29.04.13 г. № 01-06/767/2013.

Письмо № 01-8/211 — Информационное письмо ВХСУ «О некоторых вопросах практики применения норм Гражданского и Хозяйственного кодексов Украины» от 07.04.08 г. № 01-8/211.

Письмо № 10-1390/0/4-12 — письмо Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел «О практике применения судами законодательства при решении споров по обязательствам, возникающим из договоров и других сделок» от 27.09.12 г. № 10-1390/0/4-12.

Обзорное письмо № 01-8/870 — Обзорное письмо ВХСУ «О практике решения споров, связанных с расчетами» от 26.07.02 г. № 01-8/870.



Помітили помилку? Виділіть її та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити нас про це
загрузка...
Коментарі (0)